Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:00 

Легенда об Эльвине и Миабхад

Однажды Эльвин, сын Тида, сына Бораха ехал сквозь чащу по лесной тропе. Холодным и мокрым был лес, и плащ Эльвина, пёстро вышитый матерью его, Эвед, насквозь промок. Потому уже некоторое время Эльвин помышлял не о подвигах во славное имя короля Киана, но лишь о тёплом очаге, наперченном мясе и подогретом вине.
Низко склонившиеся ветки наконец разошлись, лес сделался реже и Эльвин выехал на широкую поляну. Тут он заметил нечто пёстрое среди деревьев, а затем увидал, даму на огромном белом коне, во лбу которого точно солнце сиял острый золотой рог. Волосы её были чёрными, как ночь и струились по спине, как шёлк, и если она и не была красивейшей из всех дам и девиц на свете, то лишь потому, что Эльвин не встречал так много дам и девиц, чтобы утверждать точно.
- О госпожа! - окликнул её Эльвин, замирая от восторга, хоть и с некоторой опаской. Всем ведь известно, как опасен единорог, и только колдовством можно подчинить этого зверя. - О, госпожа, придержи своего коня! Позволь мне задать тебе один вопрос!
На единороге не было узды, но дама только легко потянула его за гриву, и он встал, как вкопанный. Тогда дама повернула голову и посмотрела на рыцаря, и Эльвин увидел, что взгляд её неласков.
- Здравствуй, рыцарь, - сказала она, но голос её был холодным и насмешливым. - О чём ты хочешь спросить у меня? О том ли, где можно найти чудесный Грааль? Или о том, как победить величайшего дракона Амурхудана? Или как стать королём волшебной страны Умфишарак?
- А ты знаешь ответы на эти вопросы? - поразился Эльвин.
- Нет, - сказала дама. - Ничего из этого я не знаю. Но все почему-то всегда спрашивают.
Растерялся Эльвин и смутился, но всё же сказал:
- Нет, моя прекрасная госпожа. Всё, что я хотел узнать - это твоё имя, если тебе будет угодно назвать мне его.
Пристально посмотрела на него дама и усмехнулась:
- Смел ты, рыцарь, спрашивать меня об этом. Ведь ты догадался, кто я?
Ещё больше смутился Эльвин:
- Ты прекраснее всех дам и девиц, что я встречал в своей жизни, - отвечал он. - На тебе красное платье с золотом и ты едешь без седла верхом на единороге. Я думаю, госпожа, что ты фея.
- Ты угадал, - отвечала дама, - Поэтому я назову тебе своё имя. Я Миабхад, дочь Лесного Короля. А кто ты, рыцарь, и что ты делаешь здесь, во владениях моего отца?
- Я Эльвин, сын Тина, сына Бораха, - отвечал Эльвин. - И я не знал, что это владения твоего отца, о прекрасная Миабхад. Ехал я своей дорогой, направляясь ко двору великого короля Киана, но теперь, когда я встретил тебя, твоя красота поразила моё сердце, и я умру прямо здесь, если ты не позволишь мне вновь увидеть тебя.
Помрачнело лицо феи, потемнели её глаза:
- Зря ты сказал это, велеречивый рыцарь, - сказала она. - Потому что того, кто полюбит меня, ждёт ужасная смерть. Мне жаль тебя, ты ещё молод. Поэтому уезжай отсюда, и не возвращайся никогда, если не хочешь накликать на себя ужасную беду.
Опечалился Эльвин, но не посмел спорить с Миабхад, ибо был скромен. Поехал он прежней своей дорогой, только теперь уже не замечал, как брызги осыпали его плащ. И так, в мыслях о прекрасной фее провёл всю дорогу до двора своего короля.
Миабхад же, посмотрев ему вслед, сказала:
- Скромен и вежлив этот рыцарь, но не знаю, насколько он честен.
Тогда ответил ей единорог, тряхнув головой:
- Ты узнаешь это, госпожа моя, когда он снова придёт сюда.
И больше он ничего не сказал, потому что единороги говорят только пророчества.

Много ли, мало прошло времени, только никак не мог Эльвин забыть прекрасную Миабхад. Не радовали его ни весёлые пиры, ни застольные песни, ни охота, ни королевская милость. И в один из дней он не удержался и, испросив разрешения у своего короля, вновь отправился в тот лес, где повстречался однажды с феей. Но сколько ни разъезжал по чащобе, сколько ни искал, нигде не видел ни следа всадницы. В конце концов совсем отчаялся Эльвин, сошёл с коня, сел на траву и заплакал.
Тотчас же явилась перед ним Миабхад, была она в зелёном платье, расшитом серебром, и взгляд её был гневным.
- Разве я не сказала тебе, чтобы ты не приходил сюда больше? - сказала она. - Но ты меня ослушался, и теперь тебе грозит ужасная смерть. А я не знаю даже, стоишь ли ты того, чтобы мне оградить тебя от неё.
Тут со слезами бросился Эльвин перед ней на колени и стал умолять не прогонять его:
- Если мне суждено умереть за то, что я увидел тебя, - говорил он, - То пусть будет так. А хочешь - испытай меня, госпожа, чтобы узнать, достоин ли я твоей милости.
- Как же мне испытать тебя рыцарь? - спросила Миабхад. Тогда Эльвин вспомнил, что слышал он когда-то о феях и сказал:
- Загадай мне загадку, о госпожа моя.
- Опять всё то же самое, - сказала Миабхад. - Все просят загадать им загадку, или подарить волшебный меч. Ну ладно, рыцарь, будет тебе загадка. Знаешь ли ты, сколько раз Куинфе Кулад переходил дорогу Великого Буга, сколько раз птицы Тауша перелетали из Канифи в Агор, сколько раз воин Римагор обрушивал свой молот между Эрфи и Гаимайном?
Растерялся Эльвин и смутился, но ответил честно, потому что его учили всегда говорить правду:
- Прости меня, Миабхад, но я не понял ничего и не знаю ответа.
Удивилась фея:
- Многим рыцарям задавала я этот вопрос, и ни один не знал ответа, но каждый пытался пуститься на хитрость и только говорил чепуху в ответ. Первый раз услышала я, чтобы кто-то ответил мне честно. Хорошо, рыцарь Эльвин, сегодня я прощу тебя. Но больше мы не должны видеться, иначе я не смогу спасти тебя. Уезжай же и не ищи меня больше, если дорожишь своей головой.
Опечалился Эльвин, но делать было нечего. Повесив голову, поехал он обратно, но как ни старался, не мог выкинуть из головы прекрасную Миабхад. Она же глядела ему вслед, пока он не скрылся, а затем пробормотала вполголоса:
- Честен этот рыцарь, и искреннее у него сердце. Не знаю вот только, отважен ли он?
Тогда крикнул с вершины дерева вещий ворон:
- Ты узнаешь это, госпожа, когда он вновь придёт искать тебя!
Тут, непонятно с чего, Миабхад запечалилась, задумалась, и пошла в чащу, низко опустив голову. Не давала ей покоя мысль о рыцаре Эльвине, и на сердце у неё стало тревожно.

Много ли мало прошло времени, а Эльвин всё никак не мог избавиться от своей тоски. Перестал он есть и пить, исхудал и побледнел, и товарищи удивлялись, глядя на него. И как ни старался, не мог он не думать о Миабхад. И вот наступил день, когда Эльвин не выдержал. Испросил он разрешения у своего короля и покинул двор, отправившись снова в тот лес, где дважды встречал свою любимую.
Потемнело небо, когда он въехал в чащу, начал дуть холодный ветер. Но не испугало это Эльвина. Долго бродил он по лесу в поисках Миабхад, но нигде не находил её. Вот уж солнце зашло, совсем темно стало в лесу, и конь Эльвина захромал. Спешился рыцарь, привязал коня к дереву и пошёл дальше пешком. Вот уже обступила его со всех сторон темнота, потому что ночь была безлунная. Совсем отчаялся Эльвин, ослаб, но вдруг заметил среди ветвей пятнышко света, которое будто двигалось. Хоть и знал Эльвин, как опасны бывают блуждающие огни, но делать ему было больше нечего, поэтому он пошёл на свет. Всё ближе, ближе он становился, как вдруг прямо навстречу Эльвину выскочил из чащи огромный единорог без всадницы. Шкура его светилась в темноте серебром, а рог - золотом и бежал он точно на рыцаря. Испугался Эльвин, ведь каждый знает, что нет зверя, опаснее единорога, который один может заколоть, затоптать и растерзать сотню человек. Однако хоть и испугался Эльвин, но не двинулся с места, а только взял меч и воскликнул:
- Да будет благословенна Миабхад, а я не боюсь умереть ради её красоты!
Услышав эти слова, единорог вдруг встал на месте, качнул головой, а потом повернулся к Эльвину хвостом. Тогда тот догадался, что должен взяться за него. Непросто было решиться на это, ведь слышал Эльвин, что ударом хвоста может единорог убить десятерых, но всё же он не отступил. Тогда вдруг бросился единорог бежать, а Эльвину пришлось бежать следом, держась за его хвост. То и дело ему казалось, что он вот-вот упадёт или отпустит хвост, а ветки били его по лицу и цеплялись за одежду. Но вот уже когда Эльвин подумал, что сейчас умрёт, не вынеся бега, единорог вдруг остановился, и Эльвин очутился на чудесной поляне, где всюду цвели ночные цветы и кружились светлячки. И явилась откуда ни возьмись Миабхад в простом белом платье, и лицо её было бледным.
- Снова ты меня ослушался, - сказала она, - а ведь я сказала, что это принесёт тебе большую беду. Но ты не испугался моего единорога, и теперь уж ничего не поделаешь, потому что я полюбила тебя, и придётся тебе взять меня в жёны.
Тут Эльвин упал на колени и стал клясться ей в своей любви, но она остановила его:
- Ты уже доказал мне, что любишь меня, но только прежде тебе придётся просить моей руки у моего отца, а он очень могущественный король. Не побоишься ли ты поехать со мной к нему?
- Клянусь душой, не побоюсь! - сказал Эльвин.
Тогда Миабхад подвела к нему его коня, который выглядел свежим и больше не хромал. И Эльвин сел на коня, а Миабхад села на своего единорога и вместе они поехали ко двору Лесного Короля. Темно было в лесу, но Эльвин всюду следовал за единорогом, который сиял в темноте. Миабхад же не тревожилась больше, но думала: "Отец мой мудр, а Эльвин доблестный рыцарь. Скромен он, честен и смел, и не такой невоспитанный, как другие. Может быть, я всё же смогу уговорить моего отца не напускать на него дракона..."

URL
Комментарии
2013-02-26 в 20:07 

Штатный Хранитель
Разве можно посметь усомниться в величии цели, даже если не ясно - была ли вообще эта цель?
Прелестно )

   

Наброски

главная